Владимир Константинов: «Одной из причин разрушения украинской государственности стало тотальное нарушение Конституции»

Военная операция по демилитаризации и денацификации Украины успешно продолжается. Но уже сейчас можно констатировать: украинского государства больше не существует. И дело тут не в успехах донбасских ополченцев и российских военнослужащих. Они только ускоряют процесс саморазрушения государства Украина, запущенный едва ли не с момента его провозглашения.

Украина, та модель государства, которая была избрана её основателями, планомерно разрушала социальное единство своего гражданского общества. Буквально сразу население страны было поделено примерно на три сорта: жителей Западной Украины, которые стали основной базой существующей власти, тех, кто проживает в центральной части страны, которым было дано право следовать в фарватере «западенцев» и жителей Юго-Востока, которых практически официально объявляли людьми неполноценными. Примечательно, что картина особо не менялась даже тогда, когда к власти в стране приходили выходцы из юго-восточных регионов.

Все представители руководства страны должны были публично изъясняться исключительно на украинском языке. Но это пол-беды. Беда в том, что всем им делали прививку украинского национализма, даже если изначально они этой заразой не страдали. Это приветствовалось большинством жителей Западной Украины, но было неприемлемо для жителей Юго-Востока, интересы и политические устремления которых регулярно игнорировались. О них вспоминали только в ходе избирательных кампаний, но то, что им обещали накануне выборов предавалось забвению сразу же после их окончания.

Параллельно проводилась политика украинизации русскоязычного, русскокультурного Юго-Востока. Нас пытались переделать в «свидомых украинцев». Но это означало не только отказ от русского языка. Отречься для этого следовало от исторической памяти, избрать новых, навязываемых официальной пропагандой «героев». Хотя какие герои для Краснодона и Севастополя Бандера и Шухевич? Понятное дело, что попытки такой украинизации вызывали упорное сопротивление, которое встречалось украинизаторами с бешеной яростью.

Все эти процессы не могли не привести к социальному взрыву.

Украина целенаправленно разрушала собственное правовое поле, когда бесконечное число раз перелицовывала свою Конституцию, когда брала международные обязательства, подписывая Хартию о региональных языках, а потом отзывая свою подпись под документом. Апогеем разрушения правового поля украинского государства стал конечно госпереворот 2014 года.

Возможно, для кого-то представляется, что говоря о государственном, антиконституционном перевороте на Украине в 2014 году мы упражняемся в риторике. Давайте рассмотрим более подробно одну из ключевых ситуаций того времени — отстранение от власти Виктора Януковича и передачу её  Александру Турчинову.

22 февраля 2014 года Верховная Рада Украины проголосовала за постановление о том, что в связи с «самоустранением» президента Украины досрочные президентские выборы назначаются на 25 мая 2014 года. Вместе с тем статьей 108 Конституции Украины установлено: «Полномочия Президента Украины прекращаются досрочно в случае: 1) отставки; 2) невозможности исполнять свои полномочия по состоянию здоровья; 3) смещения с поста в порядке импичмента; 4) смерти. Постановление ВР, таким образом, не содержит ни одного из предусмотренных Конституцией Украины оснований для досрочного прекращения полномочий Президента Украины. Оно не содержит даже положений о прекращении полномочий президента В. Януковича!

Далее перед большинством парламента, ставшим на путь беззакония, встала проблема определения должностного лица, на которое будет возложено исполнение полномочий президента до выборов 25 мая. Конституцией такая ситуация вообще не предусматривалась, но, согласно действующей в тот период форме правления (президентско-парламентской), выполнение полномочий президента должно было быть возложено на главу правительства. Но организаторы переворота уже распределили между собой высшие должности. Они делили власть как добычу. А потому принимается Постановление №750-VII о восстановлении действия ряда ранее действующих норм Конституции Украины в редакции 2004 года, на что депутаты не имели права. Но чего не сделаешь для того, чтобы вручить полномочия президента тогдашнему спикеру парламента Турчинову.  Любому здравомыслящему человеку очевидно, что конституция меняется специальным конституционным законом, а не простым постановлением. Добавлю только, что украинский парламент под давлением улицы наделил себя полномочиями толкования Основного Закона, что является прерогативой Конституционного Суда.

Подобного рода правовых «вольностей» в те дни было допущено неисчислимое множество. После такого пиршества правового нигилизма любая власть в стране утрачивала даже остатки легитимности.

Страна пережила настоящую эпоху деиндустриализации, разрушительные последствия которой прикрывали байками о «вэлыкой аграрной дэржаве». Но при этом заложены правовые основы для распродажи украинских чернозёмов иностранцам. Финансы государства давно уже поддерживаются исключительно внешними подачками. Без них Украина уже неоднократно вынуждена была бы объявить дефолт.

Украина давно уже потеряла территориальную целостность, причём ещё до нашего выхода из её состава, а когда у неё оттяпали кусок шельфа возле острова Змеиный. Дальше — пошло. Теперь — покатилось. По большому счёту, границы Украины образца 1991 года сегодня уже ничего не значат. Кстати, это хорошо осознают и западные партнёры доживающего последние дни режима Зеленского. Напомню, что неоднократно демонстрировалось, что в Польше хорошо помнят, кому принадлежала до 1939 года Восточная Галиция (сейчас Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области), в Румынии не забыли, кто владел до 1940 года Южной Бессарабией (ныне — южная часть Одесской области) и Северной Буковиной (Черновицкая область), а в Венгрии внимательно следят за событиями в Закарпатье, где проживает немало венгерских соотечественников.

Фактически задача территориального раздела украинского наследства поставлена в повестку дня.

Сейчас на наших глазах исчезают вооружённые силы Украины. Сколько было сказано от всякого рода украинских комментаторов по поводу того, что их страна восемь лет «противостоит российской агрессии». А на поверку способности сопротивляться у украинской армии хватило на несколько дней. Уже сейчас ставка делается на нацистские бандформирования, ЧВК и т.н. «тероборону». «Лучшая армия в Европе» в счёт не берётся, её остатки гибнут в котлах.

Так что же осталось от украинского государства? Кучка клоунов в бункере Зеленского, которые блуждают по несколько дней по Польше, чтобы попасть на переговоры в Белоруссию. Есть ещё и международная поддержка, базирующаяся на русофобии и информационных фейках. Украине демонстративно аплодируют, но реально помогать не хотят. Да и нет уже в этой помощи никакого смысла. Всё что осталось от Украины не просто эфемерно. Это всё крайне недолговечно.

Задача на ближайшее будущее: создание на территории бывшего украинского государства новой политической системы. Главное слово здесь будет принадлежать местным жителям, освобождённым от укро-нацистской оккупации. Но, думаю, уже сейчас ясно, что те части бывшей Украины, которые представляли в прежней модели государства три разных её сорта, едва ли продолжат жить вместе, в рамках единого государственного образования. Достаточно посмотреть на любую электоральную карту любых украинских выборов (до 2014 года, когда было возможно более-менее свободное волеизъявление), чтобы увидеть все эти три части. Их жители всегда видели будущее этой страны по-разному. В её составе они оказались случайно, в результате развала СССР. Похоже, настало время дать им возможность самоопределиться.

Что касается ДНР и ЛНР, с ними всё ясно: свою независимость они уже никому не отдадут. Они её завоевали. Выстрадали. Оплатили кровью. Вполне вероятно, к ним вскоре присоединятся народные республики, созданные в пределах Харьковской, Одесской, Херсонской, Николаевской, возможно — Запорожской и Днепропетровской областей. К ним вполне естественно примыкает Приднестровье, у которого появляется реальный шанс определиться со своим статусом. Раз уж пошло такое сопротивление России и мягче уже не будет — нечего оставлять своих «на потом». Это и есть историческая Новороссия, республики которой могут в дальнейшем заключить между собой федеративный или конфедеративный договор. Все они, думаю, с большим удовольствием вошли бы непосредственно в состав Российской Федерации, но, возможно, это получится не сразу. Но одно очевидно: это наиболее братская и родная нам часть бывшей Украины.

Центральная часть страны, возможно, выберет нейтральный статус. Уверен, после денацификации и эта территория станет дружественной для России. Мы сможем помочь полному и окончательному излечению этой части бывшей Украины (её историческое имя — Малороссия) он материальных и духовных последствий нацистской оккупации.

Что касается Западной Украины, то лично я сдал бы её под протекторат Европейского союза. Пусть теперь они с этими кадрами повозятся: включат их в состав ЕС, предоставляют им безвиз. Что-то сомнительно, что у них получится из Галиции что-то вроде, хотя бы Эстонии или Латвии. Евросоюз сейчас просто не в той форме. А вот поближе пообщаться с этими любителями Бандеры для европейцев будет крайне познавательно. Кто знает, возможно когда-то в далёком будущем жители Галиции вернутся к своим подлинным корням. Но сейчас мы, весь Русский мир, нуждаемся в санитарных мерах против этой инфицированной русофобией территории.

Думаю, что при этом Закарпатье, имеющее опыт государственности и даже независимости, вполне может стать самостоятельным государством. Местное русинство все годы украинской независимости вело свою борьбу за сохранение собственной идентичности, против насильственной украинизации. Если мы поможем подкарпатским русинам довести эту борьбу до победного конца, мы тем самым заложим надёжный фундамент добрососедским отношениям с Карпатской Русью.

При этом хочу отметить, что всё сказанное подразумевает, что по всей территории бывшей Украины, независимо от её дальнейшей судьбы, операция по демилитаризации и денацификации должна быть доведена до конца. И, само собой, мы обязательно должны получить гарантии (я бы сказал — ОБЕСПЕЧИТЬ их), чтобы ни одного клочка бывшей Украины не оказалось в НАТО и не стало площадкой для размещения вражеской инфраструктуры.

Только такой итог оправдает потери, в первую очередь людские, которые Россия несёт, осуществляя военную операцию на территории Украины. Мы должны покончить с нацистской заразой на этих не чужих для нас землях раз и навсегда.

Владимир Константинов, председатель Государственного Совета Республики Крым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.